А что праздновали-то?

Заметки о прошедших в Париже торжествах, и не только о них.

Итак, в Париже состоялись торжества, посвященные вековому юбилею окончания Первой мировой войны.

Все успокоилось, вернулось на круги своя, и можно спокойно разобраться: а что праздновали-то с такой помпой? и кто? и как?

Ровно 100 лет назад в шестом часу утра 11 ноября 1918 года в железнодорожном вагоне было подписано соглашение о мире между странами Антанты (Россия, Британия и Франция) и зачинщицей войны Германией.

В 11 часов прозвучали последние 100 выстрелов в честь его подписания и окончания войны. Хотя странно: открыть стрельбу, чтобы сообщить всем о наступившем мире…

Война шла четыре года, развалила четыре империи, общие потери воюющих сторон, по разным оценкам, составили от 8 до 11 млн человек. Тогда казалось, что это была самая страшная война — страшнее быть не может! — и потому ее назвали мировой и были уверены: такое никогда не повторится!

Никто не мог себе тогда представить, что нас ждет, и очень скоро, война, по сравнению с которой эта покажется всего лишь карандашным наброском… Что развяжет ее опять Германия, только не кайзеровская, а фашистская, и быстро захватит практически все европейские страны, даже и не пытавшиеся бороться с агрессором!

А Францию немцы еще и публично унизят — заставят подписать капитуляцию в том самом вагончике, который найдут по желанию Гитлера и пригонят в тот самый лесок под Компьеном… И что на помощь опять придут русские.

Они спасут Европу и не станут просить поверженную Германию о мире — заставят подписать полную и безоговорочную капитуляцию! Советский Союз понесет самые страшные потери в истории человечества — почти 30 млн человек…

Тогда этого никто не знал и знать не мог. Но сейчас-то все знают! И все знают, что минувший век был не просто немирным — гражданские войны в России и Испании, Вторая мировая война, колониальные войны, холодная война, наконец, новая холодная, которая захватила сейчас уже весь мир.

И вот на таком историческом фоне спустя 100 лет Париж собирает семь десятков глав государств, чтобы с размахом отпраздновать… Отпраздновать что?

Окончание войны, свидетелей которой не осталось, страдания которой напрочь заслонили кровавые ужасы другой… И президент Франции, любуясь сам собой, говорит о ней, ставшей всего лишь первой, словно она была последней! На ее примере призывает людей ценить мир и делать все для его сохранения. Самое дипломатичное, что можно сказать в этой ситуации: да он с головой не дружит!

А президент Франции, наслаждаясь своей минутой славы, на глазах у всего честного мира договаривается до того, что в той войне не было победителей и побежденных, а были только герои и жертвы…

Значит, стран-победительниц не было и Германия не проиграла Первую мировую. Но как тогда, по какому праву непобедительницы наложили на не побежденную ими такие страшные репарации?

По заключенному позже Версальскому миру Германия должна была выплатить сумму, равную 100 тыс. тонн золота, ей запретили иметь армию, оккупировали часть ее территории. Франция с Британией (России не до того — революция, Гражданская война) разграбили Германию, разрушили до основания ее экономику, обрекли население на нищету и голод… Они поставили не побежденную ими Германию на колени, создав условия для прихода к власти нацистов и новой войны…

Ну а если признать солдат и офицеров стран Антанты героями, то жертвами (по Эммануэлю Макрону) следует признать… немцев? Агрессоры немцы — жертвы?! Или они, наоборот, как раз и есть герои, решившиеся переделать — переделить! — мир? Ну а России, Британии и Франции тогда остается роль жертв. Боже, бред какой-то!

А президент Франции, гордясь собой и вниманием к себе едва ли не всей планеты, толкает свои пламенные речи про мир во всем мире вперемешку с призывами… собирать общеевропейскую армию и готовиться к войне.

Военного блока НАТО этому миролюбцу уже мало. Он и цель наметил: главный враг — Россия, которая дважды приходила на выручку Франции в самые страшные периоды ее истории.

Президент Франции Эммануэль Макрон, проливая слезы по участникам Первой мировой войны, возмечтал о третьей? Или всего лишь в раж войдя — он исполняет главную и единственную в этой постановке роль, а в статистах-зрителях у него семь десятков глав государств! — так увлекся, что потерял контроль над собой и забылся?

Кстати, а почему это удивительное празднование вдруг оказалось узурпированным одной страной? И даже одним человеком?

Возмечтавшей еще тогда расширить свое жизненное пространство Германии и ее клевретам противостояли в той войне несколько стран-союзниц. В Антанту объединились Россия, Франция и Британия. Так почему на юбилее — 100-летии окончания Первой мировой войны, — юбилее победы — не выступили лидеры всех трех этих стран? Почему им не дали слова? Почему его главными участниками оказались не наследники воинской славы своих прадедов, не представители армий стран-победительниц? Ах да, президент Макрон был против военного парада.

P.S. В связи с нынешним юбилеем окончания Первой мировой нельзя не вспомнить давешний — четыре года назад Европа отпраздновала 100-летний юбилей… начала Первой мировой войны! С размахом и пышно отметила двойное убийство — эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены, — ставшее поводом к войне.

Евросоюз выделил 2 млн евро на юбилей, который проходил в растащенной на куски бывшей Югославии. Без «главных виновников торжества» — боснийских сербов, категорически отказавшихся в нем участвовать. На фоне только что закончившегося невиданного по силе наводнения, оставившего без крыши над головой, без имущества, без урожая десятки тысяч жителей Боснии.

Какие странные, однако, праздники закатывают в Евросоюзе…

Источник: mirnov.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.