Почему в Европе любят ралли, а у нас нет, и что можно увидеть простому зрителю на этапе WRC

Для меня поездка на испанский этап Чемпионата мира по ралли была внезапной и неожиданной. Этого нельзя сказать про тысячи фанатов со всей Европы и местных крестьян, для которых поболеть за раллистов оказалось чем-то не менее привычным и естественным, чем поддержка местечковой футбольной команды. Вероятно, даже большим.

Как устроено ралли глазами простого болельщика? Да очень просто. Ралли просто есть в картине мира каждого. О о нем знают все. Плакаты с рекламой ралли встречают туристов в аэропорту. Этапы и крутят по телевизору.

Локалов заранее извещают плакатами о перекрытиях дорог; неместным в помощь интернет и карты спецучастков в гостиницах. Все интересные точки различных СУ обозначены на карте, но большинство зрителей тусуется неподалеку от старта и финиша — не нужно ничего изобретать, да и с транспортной доступностью проблем нет. Можно уехать со спецучастка и не ждать, пока откроют канал.

Собственно, таким путем идут те, кто приехал на ралли из другого региона или страны. Паркуют автомобиль (для этого администрация региона выделяет специальные места, например, целиком обочину или правый ряд региональной трассы), после чего идут пешком несколько километров до зрелищной точки.

Автокемперы, установленные прямо под эстакадами в тени автомобилей палатки — все это выглядит как предвестие апокалипсиса из мрачного фильма какого-нибудь Ханеке. Добавляет сознанию сумерков промозглый ветер и дождь. Но не стоит поддаваться соблазну драматизировать ситуацию — это просто ралли, и никакой погоде его не отменить!

По мере удаления от побережья, испанская глубинка предстает древним миром, где стоящие в горной долине городки — словно каменные горы, испещренные норами обустроенных жилищ. Искусственные горы соседствуют с естественным рельефом, преображенным руками человека. Тут и там — террасы виноградников. Скукоженные осенью листья, высушенные ветром редкие сморщенные черные ягодки.

Добрая половина зрителей — местные. Многие в одежде с раллийной символикой, другие — простые фермеры. “Фанаты” приезжают на СУ ранним утром, еще до перекрытия, и паркуют свой “дропнутый” ободранный “сивик” где-нибудь в кустах — по соседству с запаркованным с позавчера английским кемпером. Через открытую дверцу видны чьи-то ноги в дырявых носках, слышен громкий храп.

Фермеры приходят на трассу за три-четыре часа до начала заездов, с ящиками пива (или приезжают на тракторах с пивом в прицепах, на продажу). Смуглые лица, грубые руки руки, пахнущие навозом рваные джинсы.

Зрители не переставая хлещут пиво и крутят гигантские косяки; от сладкого запаха в толпе фанатов кружится голова. Курят тут все — и молодежь, и дамы в макияже и дорогой одежде, и пузаны средних лет, и подтянутые главы семейств в хорошей спортивной одежде. Это немного шокирует.

“Эй, парень, куда тебе одному такой толстый джоинт?” — двусмысленно спрашиваю я по английски у осоловевшего здоровяка, только что скрутившего папиросу размером с кубинскую сигару. Парень медленно улыбается через всю вязкость своего состояния, показывает на свой бицепс размером с окорок хамона, мол, большому кораблю — большая торпеда. Затянуться — не предлагает, в Европе угощать незнакомых людей не принято.

На широком конопатом лице — блаженство, и не только от дурманящего дыма. Если задуматься, это действительно классно для сельского жителя: смотреть не только как колышутся листья виноградной лозы, но и на проносящиеся мимо на предельной скорости раллийные аппараты. Сфера интересов простого пролетария тут как минимум шире, чем просто футбол или телящик. Впрочем, ралли в этом ящике тут немало.

К тому моменту, как под грохот летающих над трассой вертолетов (одновременно я насчитал шесть штук) на трассе появляются нулевые экипажи на стареньких “эвиках”, люди разной национальности, разного социального уровня и разных профессий становятся единой скандирующей массой. Чем больше пыли — тем лучше!

Неважно, едет ли по трассе Себастьен Лёб, или это пара накуренных колхозников, спотыкаясь, и роняя холодильник с пивом, перебегает канал под неодобрительные свистки маршалов — крики и рев сирен сопровождают это движение, насыщая кровь всех присутствующих адреналином.

Дополнительные децибелы рева — лишь когда на трассе появится местный герой Дани Сордо на своем Hyundai i20 WRC.

Подбадривали и меня, благо, случай выдался. Пристроившись в хвост организованной толпы японцев из Toyota Gazoo Racing, я прорвался через периметр и прошел прямо по трассе до интересного мне места ( в обход это заняло бы минут на 15 дольше). Перед входом на тойотовскую трибуну я понял, что не пройду фейс- и бейдж-контроль на входе.

Перепрыгнул через ограждение, в толпу, но не учел того, что за ним оказалась водосточная канава. Прыжок из прыжка наверняка выглядел эффектно, но это не точно… Чудеса эквилибристики, сопровождаемые мокрыми по колено ногами и разодранными в кровь ладонями, были щедро оплачены зрительскими комплиментами.

Главный мотив идти подальше от точки старта — возможность подойти к трассе поближе.


Проезд автомобиля WRC со скоростью в 960 кадров в секунду, снято на смартфон Sony Xperia XZ2 Premium

Чем дальше отходишь от старта, тем меньше там маршалов, и тем более безответственно можно себя вести.

Конечно, сейчас уже не принято трогать проезжающие машины руками, но подойти на полтора метра к идущему боком автомобилю у меня получалось. Главное — стоять с правильной стороны виража.

Местные маршалы тут работают без присмотра начальства, и не очень рьяно гоняют соплеменников, отворачиваясь, когда те лезут со своими айфонами к проносящимся автомобилям.

Выступление Кена Блока на Ралли Каталонии, несмотря на наличие мощной Fiesta WRC команды M-Sport, было одним из наиболее блеклых. Ралли и трюкачество — далеко не одно и то же.

Для европейцев, ведущих спокойный и размеренный образ жизни, ралли — отличный способ выпустить пар. Стресса в их жизни не так много, как и возможностей для выплеска адреналина. Поэтому я даже не удивился, когда один из наиболее горячих или укуренных зрителей, которому не понравилось, что я частично загораживал ему обзор, в момент проезда очередного экипажа взял и нарочно закрыл мне объектив зонтом. Язык последующего русско-испанского диалога оказался вполне понятным — после пары взаимных тычков в корпус, мы смогли занять устраивающие друг друга позиции для обзора.

У аккредитованного фотографа в сезонном жилете больше полномочий на трассе, чем у любого другого человека. Никаких ограничений по выбору точки для съемки, и, судя по всему, минимум девять жизней.

Немаловажно, что никто не затаил обиду. Мы оба продирались к этому месту, хлюпая ботинками по раскисшей каменистой глине виноградников. Мы пару часов мокли под дождем, наблюдая за проездом экипажей, и каждый из нас получал удовольствие так, как умеет. Выпустили пар в стычке. От и до, вся эта история — про эмоции.

На обратном пути через те же виноградники решаю срезать дорогу, но натыкаюсь на вежливых хорошо одетых мужчин, решительно загородивших народную тропу. Владельцы виноградников вышли лично, чтобы предотвратить вытаптывание своих угодий.

Раллийные машины на асфальте — это скучно, пока все идут по траектории, но как только начинают цеплять обочину…

Как и все, я вернулся в грязный пешеходный канал, и пошлепал мокрыми ногами к финишу, чтобы пройти еще пару километров до автомобиля. По пути я смотрел на лица гонщиков, стартовавших в самом хвосте канала, и тут меня осенило — где еще кроме старта снимать людей?

Вот почему на следующем СУ, являвшим собой два с половиной километра между отбойниками и водоналивными барьерами вдоль пляжного променада курортного городка Салоу, я пошел не на трассу, а на стартовую площадку.

Вверху — пятикратный чемпион мира по ралли крутит пятаки. Ниже — девятикратный чемпион и его штурман, а также не самый успешный, но очень важный раллист. Шейх Шейх Халид бин Фейсал бин Султан Аль Касими — представитель королевской семьи ОАЭ. Выдающихся спортивных результатов он не показывает, но благодаря ему мировой автоспорт и в данный момент команда Citroen WRT получает в свое распоряжение серьезные финансовые ресурсы.

И был вознагражден — мало того, что прибывшие первыми гонщики накручивали на площадке пятаки, так еще и все они выходили из автомобилей, чтобы поболтать друг с другом и запилить селфи со зрителями.

Появление девятикратного чемпиона мира по ралли Себастьена Лёба и его бессменного штурмана Даниэля Элены запомнилось мне больше всего. В ралли Каталонии легендарный гонщик, занятый в настоящее время популяризацией ралли-кроссовой серии WRX, принял участие в качестве приглашенной звезды. Недельная щетина и небрежная прическа, полноватый штурман с сигареткой в руках — парочка выглядела так, как будто как минимум пару месяцев перед этим они неплохо проводили время в кабаках и других злачных местах.

Молодые пилоты вроде Яри-Матти Латвалы или Эсапекки Лаппи на его фоне выглядели детишками во всех смыслах. Было видно, как в общении с Лёбом их “понты” растворялись, словно хлебный мякиш в стакане парного молока. Устав троллить молодежь, Лёб почесал щетину, направился к ограждающим барьерам, перепрыгнул их… но не для того, чтобы сделать селфи с болельщиками, как это делала молодежь. Зайдя за парапет набережной, гонщик, не стесняясь толпы хлынувших за ним фанатов, справил малую нужду с видом на Средиземное море и вернулся обратно.

Сверху Сольберг, ниже его штурманесса и пятикратный чемпион мира Себастьен Ожье. Забавно, но Википедия настойчиво рекомендует называть Петтера Сольберга Сульбергом. 43-летний пилот выступил на этапе в Каталонии с целью рекламы нового автомобиля VW Polo класса R5.

Петтер Сольберг запомнился не только красавицей-штурманкой, но и своим спокойствием. Викинг, да и только! Накануне в сервисном парке он охотно раздавал автографы и позировал для фото, но сегодня вел себя чуть более отстраненно. До финиша гонки оставалось всего пара СУ. Гонка продолжалась, вечерело…

Для фанатов, каждый вечер — самое время для того, чтобы посетить сервисный парк, выпить пивка, прикупить деткам моделей автомобилей за конские деньги, посмотреть на слаженную работу механиков, а также оценить утробный рев автомобилей класса WRC.


Как рычит WRC? Вот так!

Причем не только в самом парке, но и на подъезде к нему — городок наполняется гулом, ведь все участники приезжают в парк своим ходом.

На следующее утро — последний спецучасток. Горы, холод, круговое движение, отмеченное знаком ручника в зрительской карте. Чтобы занять хорошую позицию для съемки, лезу на склон горы, срываюсь, лечу вниз с высоты пары метров… И тут меня подхватывает крепкая рука, благодаря которой я удерживаюсь на склоне, и забираюсь на 20-сантиметровый уступ высоко над толпой. Спасший меня от падения мужик одет в грязный мото-туристический экип, видно, что приехал издалека. Замечаю это не первый раз — независимо от географии мотоциклисты как правило знают цену различным жизненным ситуациям, и чаще других приходят на помощью…

Но все внимание — на трассу. Тут гонщики делают два оборота вокруг утыканной знаками бетонной клумбы. Единственным, кто “перекрутил” и эту саму клумбу слегка протаранил, оказался… Себастьен Лёб.

Лёб уткнулся в клумбу — но для девятикратного чемпиона мира, закончившего раллийную карьеру уже пять лет назад, это не стало помехой

Которому этот инцидент стоил как минимум 6-7 секунд, но не помешал выиграть ралли Каталония в общем зачете с опережением Ожье на 2.9 секунды.

“Мастерство не пропьешь”!

Текст и фото: Артем Ачкасов
***

Теперь о грустном. После прошлого поста про чешского гонщика Яна Копецки, уважаемый RainMaker задал вопрос: “почему ралли в России так плохо освещают? С чем связана потеря интереса к этому виду спорта?”. Я задумался, и обсудил этот вопрос со своими знакомыми, так или иначе имеющими отношение к ралли. Проблем было обозначено несколько.

Начнем с того, что раллисты в своей массе у нас не очень медийные, как и само ралли. Соревнования не имеют общей стратегии продвижения, нет бюджетов и специалистов.

Если брать более глобально, то тут видится еще несколько очевидных препятствий.

Федеральным СМИ ралли не очень интересны, ведь популяризация подобного спорта — быстрой езды по дорогам общего пользования — может создать дополнительные вопросы по количеству дорог и их качеству. Кому это надо?

По той же причине (плохие дороги) у нас нет и культуры автоспорта как таковой, условные трофи нам идеологически ближе. К тому же, говоря строго, у российских болельщиков нет особой нужны в подобной эмоциональной разрядке — стрессов и выплесков эмоций хватает и без этого, достаточно просто до работы добраться в час пик.

Теперь вам слово, уважаемые читатели: Что вы думаете про ралли в целом, и про то, почему оно никому не нужно в России в частности?

Источник: drive2.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.